Светлана Слепцова:" Все были очень напряжены, но пытались этого не показывать "
28 февраля 2010
    В интервью корреспонденту радиостанции "Эхо Москвы" Светлана Слепцова поделилась впечатлениями от эстафетной гонки, рассказала о настрое команды и скором возвращении домой

Н.КАЛУГИНА: Когда поверили в то, что прорвались? Когда поняли, что закончился период неудач?

С.СЛЕПЦОВА: Наверное, сегодня после последнего выстрела Ольги Зайцевой в это поверилось, потому что перед эстафетой не хотелось думать ни о чем – просто работать на результат и все. А когда она закрыла последнюю мишень, мы поняли, что мы выиграли и, наконец-то, к нам пришел большой успех.

Н.КАЛУГИНА: Было очень тяжелое начало Олимпиады, совершенно какое-то такое, необъяснимое тяжелое. Трудно было из него выскакивать?

С.СЛЕПЦОВА: Да, безусловно, конечно, трудно. Какая была Олимпиада, она начиналась очень тяжело. Ну, на самом деле, то, что мы сейчас вот эти зарабатываем медали для России – они, наверное, не то, что золотые, они суперзолотые, потому что такая атмосфера, все очень хотят, все давят на нас. И, конечно, все хотят медалей. Все, что мы можем, мы делаем. И, конечно, для нас эта Олимпиада, надеюсь, что это будет самая тяжелая и самая последняя Олимпиада такая вот. Можно сказать, что, в принципе, даже в каком-то смысле немножко неудачная – сколько планировали там медалей, а сколько получилось. Просто неудачи преследуют нас, много очень четвертых мест.

Н.КАЛУГИНА: На самом деле, после золотой олимпийской медали говорить о неудаче как-то очень трудно. А, вот, момент невезения был. Скажите, на чем он был основан? Почему вдруг не поперло?

С.СЛЕПЦОВА: На данный момент это объяснить очень сложно. Мы сами не понимаем, почему вот так произошло. Мы готовились, мы очень много готовились, тренировались. И почему так не пошло, здесь немножко не хватило, там не хватило? Наверное, это нужен был какой-то фарт. У нас его не было. Вот такая вот она, Олимпиада. Слава богу, что для биатлона, для женского биатлона все закончилось на такой мажорной ноте.

Н.КАЛУГИНА: То, как вели себя биатлонисты в неудачах, было крайне достойно, как ведут себя интеллигентные люди. А что было внутри вашей команды, как вы это переживали у себя?

С.СЛЕПЦОВА: На самом деле, все были очень напряжены, но пытались этого не показывать. Мы старались держаться просто командой, мы старались больше сплочаться. Мы видели, что здесь кому-то не хватило то там, то здесь. В какой-то момент мы поняли: «Ну все, это не наша Олимпиада, все, просто нужно расслабиться и просто получать какой-то кайф, наверное, от жизни». Потому что, ну, мы ничего, мы уже выше головы не прыгнем и мы ничего не сможем сделать. Мы и так все, что могли, сделали. В команде, слава богу, никто никого ни в чем не винил. Перед эстафетой, конечно, нам подняла дух Ольга Зайцева, которая взяла серебро, наш капитан. И мы сплотились так на эту эстафету. А так, в команде – мы к каждой гонке готовились, всегда было боевое настроение, никакого опускания рук, никаких кислых эмоций. И все было, в принципе, нормально.

Н.КАЛУГИНА: На эстафету уходили «Будь что будет, сделаем просто то, что умеем»? Или знали, что шли на золото?

С.СЛЕПЦОВА: У меня таких мыслей не было, что мы идем на золото. Я просто выходила на старт, делая свою работу. Хотя, для меня сегодня гонка была очень тяжелой. Я очень переживала, что я просто не смогу. Почему-то сегодня утром, проснувшись, я подумала, что я бегу с тремя олимпийскими чемпионками. И, во-первых, это для меня очень большая честь и мне было очень страшно подвести команду. Я понимаю, что, в принципе, ничего сложного, это такой же этап как обычный. Но где-то внутри я понимала, что не должна подвести команду, должна сделать какой-то задел и просто сделать свою работу очень хорошо. Мы поехали на стадион и мы просто сказали, что мы будем работать только на результат, на любой результат. Какой бы он не был, это наш результат.

Н.КАЛУГИНА: Когда домой? Когда родителей увидите? Когда к маме прижметесь, когда любимого увидите, когда вообще весь этот ужас и, наверное, счастье закончатся для вас?

С.СЛЕПЦОВА: Ну, отчасти, слава богу, что это все закончилось уже и наступило какое-то облегчение. Сейчас, наконец, можно наслаждаться Олимпиадой. То есть до этого я не чувствовала, что я на Олимпиаде. Было просто напряжение. Я хотела показать результат. А сейчас я понимаю, что все, наступило это расслабление. Домой к маме я прилечу 3 марта уже, в Ханты-Мансийск. Пока перелет 28-го, пока там день в Москве. 3-го марта я прилечу в Москву. Но важный момент, что любимого человека у меня нет, мое сердце свободно. (смеется)
Обратная связь
admin@svetlana-sleptsova.ru
© 2008-2012 Официальный сайт Светланы Слепцовой